Статьи

"Я среди людей, но я одна – в своем мире": история о том, как живется взрослому человеку с аутизмом в Европе.

Художник-самоучка и гитаристка. Аутист. Так представляется нам Аня. Она не любит, когда к ней обращаются на «вы», потому что считает, что это делает ее безликой.

Аня родилась в 70-ых годах в городе Риге в семье, которая не принимала девушку такой, какая она есть. Мама много ругалась на дочь и считала, что та не болеет, а всего лишь балуется. Поддержкой и опорой был лишь папа: он мог понять девочку без слов. И, несмотря на то, что девушка росла в толерантной и понимающей Европе, проблем у нее, как у аутиста, было предостаточно.

В отличие от России, где детей с аутизмом изначально отправляют учиться в специализированные школы, в Латвии Ане пришлось учиться в школе обычной. Здесь ее, разумеется, никто не понимал.

– Когда у меня были выполнены все домашние задания, мне ставили двойки. И это только потому, что меня напрямую никто не просил сдать на проверку тетради, а самой мне это и в голову не приходило.

В конце концов учителя посоветовали родителям девушки отправить ее учиться в интернат для больных детей. Отец Ани отказался это делать, и перевел девочку в другую муниципальную школу. Однако и там ребенка-аутиста принимали болезненно: педагоги требовали от Ани таких же результатов, как и от остальных нейротипичных детей. Отец девушки решил не калечить судьбу ребенка и забрал Аню из школы окончательно. Сейчас девушка формально остается без образования.

– Но для меня самое важное образование – это научиться жить в гармонии с этим миром, – признается Аня. – Даже с такими стереотипиями, как у меня. Например, я кусаюсь, бью себя, трясу руками в моменты, когда всё вокруг начинает восприниматься ужасно ярко и громко. Конечно, окружающим тяжело это видеть, они говорят, что я больна и надо лечиться. Но как это вылечить?

Как признается Аня, в детстве ей было трудно бороться со стимами: все осуждали ее поведение, а она ничего не могла с собой поделать. Чувства переполняли девушку, и в кусании она видела способ избавления от этих чрезмерных эмоций. Сейчас девушка старается держать себя в руках, чтобы выглядеть нормативной, но в моменты радости ей не всегда удается себя остановить. Хотя, по словам Ани, с возрастом проявления стереотипий случаются реже и реже.

– В моменты очень больших потрясений я могу до крови себя покусать, но это редко уже бывает, и самое главное — сейчас мне помогают специальные приспособления и гаджеты. Например, я ношу широкий браслет для кусания: он помогает мне избежать травм. В моем детстве такой помощи не было.

Школьные времена отложили отпечаток на поведении Ани: ей до сих пор трудно контактировать с людьми и находиться долгое время в обществе. По этой причине девушка никогда не забывает взять с собой наушники.

– Я среди людей, но я одна – в своем мире. Слушаю свою любимую музыку, свои звуки, создаю в голове уютную атмосферу. С музыкой мне легче сохранять равновесие в транспорте и на улице, где бывает много людей и случайных касаний, – рассказывает Аня. – Музыка уменьшает боль от незаметных для вас, но жалящих меня прикосновений. Она даёт крылья, чтобы подняться над дискомфортом, снижает остроту боли.

Аня признается, что у нее друзей мало, почти все они – аутисты, и общается она с ними при помощи писем. Но девушка считает, что главное – это не количество друзей, а принятие особенностей людей-аутистов со стороны окружающих.

Как утверждает Аня, сейчас в Латвии в каждом городе обязательно есть центр помощи аутистам. Хотя еще не так давно некоторые латвийские психиатры считали, что после 18 лет детский аутизм трансформируется в шизофрению.

По мнению девушки, сейчас Латвия в отношении аутизма стала более прогрессивной страной: здесь проводятся конгрессы по проблеме аутизма, а детей с расстройством аутистического спектра аккуратно внедряют в обычные школы. Аня активно выступает на различных семинарах и делится с окружающими своим опытом. Девушка надеется, что в скором времени в каждой стране аутистов будут принимать такими, какие они есть, и перестанут требовать от них невозможного.

Екатерина Крылова

Назад к интервью